Федеральная служба по ветеринарному и фитосанитарному надзору

Газета «Неделя области» (www.nedelia.ru)
Адрес документа: www.nedelia.ru/?nums-2010-031-page3
№ 31 (518) от 16 июня 2010 г.

Продолжение темы

Молочные реки – безопасные берега

Россельхознадзор региона призывает производителей к профессионализму

«Контролировать качество продукции, поставляемой

в детские учреждения, должны как соответствующие службы, так и губернаторский корпус» – эти слова президента России Дмитрия Медведева, сказанные им на совещании по организации летнего отдыха детей, достойны стать эпиграфом.

Не всем вестям рады

В последнем номере мы рассказали о совещании в облдуме, посвященном найденным в молоке антибиотикам. И не в простом, а в «школьном», которое пьют наши дети в рамках проекта партии «Единая Россия». Однако конфликт на этом не исчерпался.

В тот же день, когда вышла газета, стало известно, что Всероссийский государственный центр качества и стандартизации лекарственных средств для животных и кормов (ВГНКИ) подтвердил наличие антибиотиков в пробах сырья и готовой продукции: из 45 проб – 8 положительных.

Чтобы докопаться до истины, «НО» отправилась к «виновникам» переполоха – в управление Федеральной службы по ветеринарному и фитосанитарному надзору по Саратовской области.

Именно его структурное подразделение – референтный центр – исследовало то злополучное молоко. И затем обнародовало результаты. Итог: Россельхознадзору не поверили тогда, не верят и теперь. Более того – обвиняют в превышении полномочий и нагнетании обстановки.

В чем же причина такой несогласованности нескольких властных структур, преследующих одну и ту же благую цель – здоровье населения? «Не могу объяснить, – пожимает плечами Алексей Частов, руководитель регионального управления Россельхознадзора. – Очевидно, мы говорим то, что людям не очень хочется слышать».

Недобрые вести слух не радуют. Но это не повод, чтобы замалчивать проблему. Которая, к слову, в области периодически возникала и раньше. Антибиотики в молоке – отнюдь не открытие 2010 года.

Однако обо всем по порядку. Как уже говорилось, референтный центр занимается мониторингом, который помогает выявить наличие тех или иных явлений с тем, чтобы предотвратить их разрастание. «Мониторинг не предполагает оперативности. Мы накапливаем пробы, исследуем их. Это как лотерея, мы не отбираем материал для исследований специально, – поясняет Алексей Частов. – И если что-то находим, нельзя заявлять, что все тут же заболеют. Это говорит лишь о том, что ситуация требует корректировки».

То есть обнаружили специалисты антибиотики в молоке – сразу об этом сообщили. Далее, по логике, к процессу должны подключиться другие инстанции и выявить источник досадной неприятности, дабы она не приобрела массовый характер.

Бездоказательный натурпродукт

«А вы знаете вообще, что такое молоко?» Неожиданный вопрос. Предполагаю, что это прежде всего натуральный продукт. И оказываюсь права. Молоко имеет вполне конкретное определение, ключевыми словами в нем являются следующие: «без каких-либо добавлений к этому продукту или извлечения каких-либо веществ из него».

Алексей Частов зачитывает из технического регламента на молочную продукцию положение о том, чего быть в молоке не должно.

Не должно быть ингибирующих, моющих, дезинфицирующих, нейтрализующих веществ, а также стимуляторов роста животных, в том числе гормональных препаратов и лекарственных средств. Разбираем по пунктам: откуда все это может попасть в молоко, а из него – в готовую продукцию? Источник, как выясняется, один: хозяйство или ферма – поставщик сырья.

Одни сельхозпроизводители нарушают регламент из-за природной непорядочности, другие – по незнанию. Сегодня в ветеринарии применяется масса препаратов, в том числе содержащих антибиотики. Ввели корове лекарство, остатки его попали в кровь, из нее – в молоко. Любой специалист скажет, что такое молоко не должно применяться в пищу какое-то время. В том-то и загвоздка, что далеко не в каждом селе сыщется ветеринар, который обязан контролировать курс лечения животных. Да и районные ветстанции зачастую выполняют свои функции формально, ограничиваясь редкой выдачей справок.

Мне рассказывают, к каким порой ухищрениям прибегают производители молока. Но, добавляют, это не массовое явление. Просто кто-то периодически пользуется отсутствием контроля. Задача – проследить всю цепочку. «У нас до недавних пор слабая доказательная база была, – говорит Алексей Частов. – Только в начале этого года приобрели специальное оборудование». Теперь ФГУ «Саратовская меж-областная ветеринарная лаборатория» (референтный центр) – одна из семи по России, уполномоченных проводить лабораторные исследования продукции животного происхождения на наличие в ней остатков антибиотиков.

Нет худа без добра?

Действительно, сегодня референтный центр – подтверждение того, как далеко шагнул прогресс. Хотя и здесь можно увидеть знакомые со школьных уроков химии микроскопы с пробирками – все-таки при некоторых исследованиях они по-прежнему незаменимы.

Оборудование, при помощи которого выявлены злополучные антибиотики, и правда, стоит очень дорого. Сотрудники признаются, что поначалу даже прикасаться к нему было страшно. А потом ничего – набили руку. Но прежде прошли соответствующую подготовку. Даже заграницу учиться ездили. Теперь здесь с легкостью диагностируют любые напасти, которым подвержены сельскохозяйственные животные. Причем не только с большой точностью, но и за очень короткие сроки. Между прочим, обвинения в адрес Россельхознадзора – мол, влез не в свое дело, не состоятельны: центр работает в соответствии с планом государственного мониторинга, который предусматривает отбор любых проб, в том числе сырья молока.

Снова задаю тот же вопрос: неужели раньше таких прецедентов не случалось? Оказывается, случалось. Просто раньше, если возникали подозрения, пробы переправляли во ВГНКИ. А там уже подозрения подтверждались или опровергались. «И мы говорили об этом. Но ничего такого, как сейчас, не происходило», – недоумевает Ольга Позднякова, замдиректора по диагностике.

Нынешний ажиотаж она связывает только с тем, что пробы были взяты именно с «детского» молока. Хотя школы и детские сады попали в поле зрения центра абсолютно случайно – просто полученное им право проводить исследования подобного рода практически совпало с началом реализации программы «Школьное молоко». Чем не повод испытать новое оборудование? Тем более, как тут рассказывают, звонили люди, интересовались качеством продукции, которую их детям предстояло потреблять. Да и сами сотрудники центра – такие же родители.

По словам Ольги Ивановны, повода для паники нет. Кишечная палочка, лейкоз, бешенство, которые периодически находят специалисты в сельскохозяйственной продукции, гораздо более опасны. Что интересно, европейские нормы, например, вполне допускают наличие антибиотиков в молоке – в определенной дозе. Наш технический регламент более строгий. Поэтому все, что остается в данной ситуации, – соблюдать российское законодательство. «С другой стороны, и хорошо, что подняли такую шумиху: может, хоть теперь начнут следить за качеством сырья, – рассуждает Ольга Позднякова. – Надо сделать, чтобы переработчики тоже заинтересовались: какое молоко они получают? И присылали его нам на пробы. Хотя бы раз в месяц».

А в ответ – тишина

Как же наладить контроль? «С людьми надо разговаривать, объяснять им вредоносность их действий и возможные последствия», – убеждены специалисты Россельхознадзора. Вероятно, не очень злостные нарушители отреагируют на воззвания к совести. В остальном все упирается в постоянный контроль. Конечно, оснастить районную ветстанцию, как референтный центр, невозможно. Но элементарное оборудование способна осилить каждая лаборатория. Каждый производитель молока должен понимать, что рискует не он один. Ведь если испорченное молоко от одной коровы попадет в общую массу, то все оно может оказаться вылитым в ближайший овраг.

Следующий шаг – сверить методики и выработать некий общий алгоритм действий. Ведь, как уже говорилось, расхождения в результатах анализов – следствие применения различных методик разной степени чувствительности.

Кроме того, нужно сделать исследования доступными и бесплатными для людей. А все расходы заложить в областную мониторинговую программу, как в некоторых других регионах.

«Я не знаю универсального способа, – признается Алексей Частов. – Знаю только, что необходимо налаживать системную работу на местах. А там пока – патриархальная тишина».

Алексей Александрович заверяет, что нынешняя ситуация – самая что ни на есть обычная, рабочая. И удивляется: неужели он должен был промолчать? А как же тогда быть с кодексом чести, профессионализма, человеческой этики, в конце концов? «Я призываю сейчас всех к мудрости. Надо просто заняться делом и выполнить указание президента», – считает Алексей Частов.

Думается, Дмитрий Медведев знал, о чем говорил, затрагивая тему качественного питания детей. Когда несколько недель назад Россельхознадзор обнародовал результаты своих исследований, там не могли предвидеть выступление главы государства. Получается, сработали на опережение. Другим остается только присоединиться, как это было всегда.

МНЕНИЕ

Юлия ДОРОФЕЕВА, уполномоченный по правам ребенка в Саратовской области:

– Из сообщений СМИ я услышала информацию, была очень удивлена и насторожена, потому что это молоко пьют дети, более того – это специальная программа «Единой России». Так как информация была неоднозначной – в одних пробах нашли антибиотики, в других нет, – я обратилась в Россельхознадзор с просьбой прокомментировать ситуацию. Оказалось, действительно, еще в одной независимой лаборатории в Москве подтвердили наличие в пробах антибиотиков и других вредных веществ. Могу сказать: это возмутительно, ведь речь идет о здоровье детей.

Обвинений в адрес Россельхознадзора по поводу превышения ими полномочий я не слышала. Но у сотрудников наверняка тоже есть дети. В данной ситуации, кроме того, что они озаботились интересами всех, они защищают и своих детей в частности. И это правильно. Если мы в нашем обществе будем замалчивать такие факты, ничего хорошего из этого не получится. Считаю, что определенные структуры, которые ответственны в том числе за качество продукции, должны принимать срочные меры. Производителей проверять, отслеживать всю технологию. Если этого до сих пор не делается, то это вдвойне возмутительно. Интересы детей первоочередные, независимо ни от чего. Если бы в Россельхознадзоре промолчали, вот тогда бы пошли на сделку с совестью.

Анна Кузнецова