Поистине судьбоносное для всего региона (но в отрица­тельном смысле) решение принял 14 декабря 2010 года арбитражный суд Саратовс­кой области по иску крестьян­ского хозяйства «Паничкин П.А.» о взыскании убытков с саратовского филиала ФГУ «Россельхозцентр». Суд в от­сутствие заявителя на засе­дании вынес решение отка­зать в удовлетворении иско­вых требований.

Можно было бы оста­вить без внимания общественности и ор­ганов, надзирающих за соблюдением за­конности на территории области, этот, как кому-то покажется, част­ный случай из судебной практики. Но замалчивание возникшей проб­лемы может иметь далеко идущие негативные последствия, как для сельхозпроизводителей, так и для всей экономики региона, во мно­гом базирующейся на агропро­мышленном комплексе. Если не принять экстренных мер, то итогом столь скоропалительного и необ­думанного решения суда может стать тихий исход местных семено­водов в соседние с Саратовской областью регионы. Там в филиалах того же ФГУ «Россельхозцентр» можно честным путем, без мздои­мства подтвердить высокие сор­товые и посевные качества семен­ной продукции и получить серти­фикат соответствия, действитель­ный на всей территории России. Из-за этого сертификата, выдан­ного в саратовском филиале РСЦ, в общем-то, и возникла конфликт­ная ситуация, о которой стоит рас­сказать.

Кто запретил вывоз семян?

Знойное лето 2010 года надол­го останется в памяти россиян. Са­ратовским аграриям, кроме изнуря­ющей жары, оно запомнится еще и огромными убытками: озимые посе­вы вымерзли, а яровые почти пол­ностью сгорели. В этой безнадеж­ной ситуации помощь государства и, соответственно, всех уполномо­ченных госорганов была крайне не­обходима аграриям. Но не тут-то было. Как известно, и федеральные средства госпомощи зависли где-то на местном уровне, и произвол со стороны чиновников не уменьшил­ся. Пусть хотя бы не мешали кресть­янам самим справляться с послед­ствиями засухи, так нет же, некото­рые чинуши так и норовили палки в колеса вставить, если несговорчи­вые фермеры не хотели «давать на лапу» за оказание госуслуг.

Из-за неурожая многие агра­рии остались совсем без семенно­го материала, и засеять озимые им было нечем. Хозяйство Павла Паничкина было в лучшем положе­нии, так как на складах оставалось более 60 тонн отличной семенной пшеницы урожая 2009 года. Как и положено, вся продукция того года была сертифицирована в един­ственном в нашей области уполно­моченном и аккредитованном на проведение исследований семян госучреждении — саратовском фи­лиале Россельхозцентра. С этой организацией ранее не возникало никаких проблем в получении сер­тификата соответствия семян, да­ющего право реализо8ывать зер­новую продукцию. Поэтому Паничкин, решив продать пшеницу сорта «Донской Маяк» (60 тонн, собран­ных в 2009 г.) и «Ростовчанка-3» (урожай 2010 г. — 10 тонн) в Рязан­скую область ООО «Малинищи», сразу обратился за соответствую­щим документом в РСЦ. В связи с неурожаем в 2010 году цены на зерновые культуры резко подня­лись, за счет чего аграрии могли существенно поправить свое поло­жение. Компенсировать затраты рассчитывал и Паничкин. Семена брали по 15 тыс. рублей за тонну. Цена сделки составила 1 млн 50 тыс. рублей. Время поджимало, так как в Рязанской области начинали сеять озимые раньше, чем в. более южной Саратовской.

Северянам позарез нужны бы­ли семена, но выдача столь необхо­димого для их продажи сертифика­та затягивалась. Как теперь вспо­минает Паничкин, ему не раз пыта­лись намекнуть, что есть способы ускорения дела. Но. уверенный в высоком качестве своей продукции, фермер не счел нужным искать не­законные пути получения сертифи­ката. Человек практичный и хорошо знающий сельхозпроизводство, он размышлял так: даже если в ФГУ из-за введения 8 области режима ЧС снизят на 3% качественные по­казатели на его элитные семена, то он все равно укладывается 8 ГОСТовскую норму, которая предполагает всхожесть зерна 89%. Но сертифи­кат, который он с большим опозда­нием получил лишь 19 августа, поверг сельхозпроизводителя в шок, зачеркнув все надежды на удачную сделку. Мало то­го что в документе, выданном на озимую пше­ницу «Донской Маяк», были указаны немысли­мые для элитного сор­та показатели качества (всхожесть — 91%, а энергия прорастания всего 55%), так еще на сертификате име­лась надпись: «Реализация на террито­рии Саратовской области». Документ подписал И. Фаизов.

Чему не соответствует сертификат соответствия?

Много лет проработав в сельс­ком хозяйстве. Павел никогда не сталкивался с таким вопиющим беспределом. Еще можно было согласиться с тем, что семена, пролежав год на складах, потеряли часть своих свойств (хотя ранее никогда подобного не наблюда­лось). Но какое право имело руко­водство РСЦ ставить надпись, на­кладывающую запрет на реализа­цию семян за пределами области? По мнению Паничкина, надпись противоречила не только здравому смыслу, но и законам рыночной экономики, ограничивая руководи­теля в праве распоряжаться своей собственностью, продавать семе­на там, где ему выгодно, и в те об­ласти, где они востребованы. А с учетом неблагоприятных погодных условий руководителя КХ, по сути, лишили возможности поправить экономическое положение хозяй­ства. Как честный человек, он тут же поставил в известность о воз­никшей ситуации руководителя ООО «Малинищи», который отка­зался приобретать семена с таки­ми низкими показателями, да еще находящиеся под запретом. Дого­вор не мог быть исполнен пол­ностью, поэтому покупатель при­обрел лишь 10 тонн пшеницы сорта «Ростовчанка-3», предложив ее ре­ализовать по цене 10000, а не 15000 рублей за тонну (т.е. вос­пользовался правом на штрафные санкции за нарушение обяза­тельств договора). Уже на этой сделке Паничкин потерял 50000 рублей. Но вот ведь парадокс! Ка­чественные показатели этих се­мян, выращенных в неимоверно тя­желых условиях засухи 2010 года, почему-то оказались в норме, хотя даже на внешний вид зерно выглядело усохшим. Тогда как пшеница урожая 2009 года имела отличный вид, совсем другие погодные усло­вия для роста, и ее полноценность прежде не ставилась под сомне­ние, что подтверждено докумен­том, выданным в том же году са­мим Россельхозцентром. Кроме того, сертификат, подтверждаю­щий соответствие ГОСТу «Ростовчанки-3». не имел запрещающей надписи, что только подтверждает незаконность ее появления на дру­гом подобном документе.

Более того, как стало известно редакции «МК« в Саратове», на за­конодательном уровне в нашей об­ласти не принимались никакие нор­мативные документы, ограничиваю­щие реализацию семян и зерна только территорией региона. Саму мысль об этом специалисты в об­ласти сельского хозяйства назвали абсурдной и проти­воречащей раз­витию сво­бодных рыноч­ных от­ношений.

Что касается сорто­вых и посевных качеств семян, в ст.25 ФЗ «О семеноводстве» го­ворится, что они определяются с применением еди­ных методов, тер­минологии и нор­мативных докумен­тов… на основе тре­бований государ­ственных стандар­тов. Надо полагать, что и сертификат со­ответствия выдается такой продукции, которая удовлет­воряет всем требованиям ГОСТа, иначе и документ государственного образца не был бы выдан вовсе. А в ст. 29 того же закона прямо гово­рится, что на семена, не соответ­ствующие требованиям госстан­дартов и иных нормативных доку­ментов, выдаются удостоверения о качестве семян». А КХ Паничшна на сорт «Донской Маяк» выдали имен­но сертификат! Получается полный абсурд, который к тому же позже был отражен в решении суда: «Фи­лиал РСЦ выдал сертификат соот­ветствия на семена озимой пшени­цы, поскольку продукция не соотве­тствовала установленным госстан­дартам качества. Кажется, орга­нам прокуратуры стоит обратить внимание на то, какие документы выдаются в госучреждении.

Кто возместит убытки?

Но вернемся к понесенным убыткам. Поскольку продать семе­на в другие области, имея на руках документ, запрещающий это де­лать. Паничкин не мог, он попытал­ся реализовать пшеницу в нашей области, но так как в сертификате были указаны низкие показатели, ему удалось продать 60 тонн семян «Донской маяк» не за планируемую цену в 15000 руб. за тонну, а значи­тельно ниже. Всего по 6000 руб. за тонну. Упущенная выгода состави­ла 590000 рублей. Что и заставило его обратиться в суд. В своем ис­ковом заявлении в арбитражный суд области КХ «Паничкина П.А.» просило взыскать с ФГУ «Россельхозцентр» данные убытки, возник­шие из-за противоправною запре­та и заведомо ложных сведений, указанных в сертификате, ставших причиной срыва исполнения дого­вора.

Но прежде чем судиться, Паничкин озаботился выяснением действительного качества своего зерна. Независимая экспертиза была проведена в ФГУ «Саратовс­кая межобластная ветеринарная лаборатория», принадлежащем Федеральной службе по ветери­нарному и фитосанитарному над­зору. Данная лаборатория имеет госаккредитацию на проведение исследований семян. Отбор семян производила веду­щий специалист по сертификации НИИ   СХ   «Юго-Восток» Л. Черепко, также имеющая удос­товерение об аккредитации на право взя­тия проб. 10 сентября 2010 г. был состав­лен протокол испытаний № 60755-57 семян ози­мой пшени­цы сорта «Донской маяк», подтвердивший, что они полностью соответствуют требованиям ГОСТ Р 52325-2005. Всхожесть семян равна 96% (а не 91%), энергия прорастания 94% (вместо указанных 55%!). По ре­зультатам испытаний СМВЛ Россельхознадзора было выдано удос­товерение о высоком качестве се­мян. В чем, собственно, Паничкин и не сомневался. Но чтобы быть на 100% уверенным в своей правоте, он возил свою пшеницу на провер­ку даже в соседние регионы. И ре­зультаты везде совпадали — семе­на отличные! Поэтому он и посчи­тал нужным в сентябре обратиться за защитой своих прав в суд.

И вот здесь его ждал очеред­ной сюрприз. Саратовский филиал РСЦ дал отзыв на исковое заявле­ние, в котором указал, что серти­фикаты на пшеницу «Донской Ма­як», полученные КХ в 2009 и 2010 году, выданы на разные партии зерна (!). В сертификате 2009 года указана партия № 13, а в 2010 г. — № 18. Юрист РСЦ, подписавший отзыв, даже, вероятно, не понял, что сам себя подловил на противо­речии. Это в сертификате, выдан­ном в Россельхозцентре, так напи­сано — вероятно, ошибся делопро­изводитель. А в документах, имею­щихся в КХ (накладные, акты и т.д.) везде указана только одна партия, а именно № 18. Все остальное зер­но других партий, но собранное на одном поле, было реализовано в том же 2009 году. А на ошибку в ос­тавшемся без применения серти­фикате до поры до времени просто никто не обратил внимания, ведь его действие все равно заканчива­лось после сева озимых. В 2010 г специалисты РСЦ потребовали вы­писать новый документ.

Дело принципа

Несмотря на очевидную наду­манность доводов ответчика. Паничкин подготовил целый пакет ар­гументов, свидетельствующих о его правоте и о том, как формируются партии семян. Суду были даны соот­ветствующие пояснения. Заседание было назначено на 1 декабря 2010 г., но в связи с тем, что ни истец, ни его представитель не могли присут­ствовать на процессе, было подано ходатайство о переносе. Заседание состоялось 7 декабря, а в решении суда от 14.12.10 сказано, что истец не явился, хотя и извещен. Правда, непонятно, каким образом Паничкин мог получить извещение, если в эго время находился за пределами РФ? Впрочем, отсутствие истца не помешало судье Д. Капкаеву вынес­ти решение об отказе в удовлетво­рении исковых требований, при этом дополнительный пакет доку­ментов даже не исследовался. В протоколе же заседания сказано, что суд заслушал (!) объяснения представителей лиц, участвующих и деле, и представителям сторон (каких, если их не было?) разъяснен порядок обжалования. Этим своим правом Павел Паничкин, конечно, воспользовался и подал апелляцию в Двенадцатый арбитражный апел­ляционный суд, посчитав решение суда первой инстанции незакон­ным, необоснованным, принятым с грубым нарушением норм процес­суального права. Заседание назна­чено на 21 февраля.

По большому счету, можно только приветствовать принципи­альную позицию руководителя КХ, который не пошел договариваться в Россельхозцентр, а обратился а суд, уверенный в своей правоте. Хотя коллеги ему не советовали этого делать, мол, плетью обуха не перешибешь. И пока, к сожалению, такие советчики правы, хотя по­добные решения судов дискреди­тируют всю судебную систему, подрывают доверие к ней и навева­ют мысли об относительности по­нятия «независимый суд». Об этом говорил в одном из своих выступ­лений президент страны Дмитрий Медведев, пообещав продумать механизм проверки судей на кор­рупционную составляющую.

Если в случае с Паничкиным справедливость не восторжествует, то это станет сигналом для других семеноводов области. По имею­щимся сведениям, уже сейчас сельхозпроизводители Заволжья предпочитают проводить анализ семян на качество в Самаре и там получать сертификат, а самойловские аграрии, по всей видимости, уйдут в волгоградский филиал РСЦ. Там, считают крестьяне, люди зани­маются делом, а вот с саратовским филиалом у многих в последнее время отношения не складывают­ся. Почему так происходит, должны заинтересоваться компетентные органы. Однако тенденция намети­лась… Сначала шли разговоры, что Саратовскую область не любят ин­весторы, потом промпредприятия стали платить налоги в других реги­онах, теперь вот уже и фермеры по­бежали… Кто следующий?

— Я никуда не хочу уходить из области, но меня вынуждают это сделать. Иначе хозяйство не выжи­вет, мне же нужно продавать семе­на, и я хочу спокойно работать, не ожидая подвохов, – говорит Павел Паничкин. – Но если наши взаимо­отношения с местным Россельхозцентром не изменятся, мне при­дется уйти в Волгоград. Хотя я хочу работать в своей области и делать все в соответствии с законом. Если и на этот раз решение суда будет не в мою пользу, то я на этом не ос­тановлюсь, а дойду до Москвы. И добьюсь справедливости.

Людмила ПРОВОРНОВА, «Московский Комсомолец» в Саратове 9-16 февраля 2011г.