Федеральная служба по ветеринарному и фитосанитарному надзору
103 года лабораторной мыши.

В нашей лаборатории, как и во многих других, для определения токсичности химических и биологических препаратов, для диагностики вирусных и бактериологических инфекционных заболеваний — мыши являются незаменимыми лабораторными животными.

В 2009 году в мире отмечалось столетие лабораторной мыши. Но почему именно столетие, если опыты над мышами проводились еще в XIX веке сначала физиологами, а потом микробиологами и ещё раньше? Древнетибетский медицинский трактат «Джуд Ши» упоминает мышиную кровь, печень, и даже когти как ингредиенты для приготовления лекарств. В Древней Греции, Риме и средневековой Европе также верили в способность этих грызунов излечивать человеческие недуги. Средневековые лекари пользовали своих пациентов, смешивая мышиную кровь с другими, не менее своеобразными ингредиентами: с молоком женщины – от катаракты, с мочой собаки – от бородавок. Где-то к концу 17 века в Европе медицинская экзотика изжила себя и началась наука.

Для лабораторных целей используют чаще всего белую мышь. Первая инбредная линия мышей — Mus musculus L., пригодная для исследований, была получена в 1909 году. Ее вывел Кларенс Кук Литл (1888 – 1971) из Гарвардского университета. В настоящее время, с помощью методов селекции, выведено свыше 200 линий лабораторных мышей. Одной из самых выгодных черт мыши как лабораторного животного: быстрое размножение. Мыши достигают половой зрелости в возрасте 5-7 недель, беременность у них длится всего 20 дней. Значит, за сравнительно короткое время можно получить несколько поколений. Работа Кларенса Литла по выведению первой чистой линии заняла всего несколько лет. Быстрота размножения – не единственное достоинство мыши в качестве подопытного животного. Мыши неприхотливы, их легко прокормить, но они очень чувствительны к отсутствию корма, так как едят круглосуточно. Они невелики по размеру. Мышь служит хорошей моделью биологических процессов, протекающих в живом организме. «Мышь – ключ к пониманию генетической основы развития организма человека, его болезней и нарушений его функций», – говорил Кларенс Литл. Конечно, свинья или обезьяна еще более близки к человеку, но содержать их куда труднее. Поэтому с 1909 года и до наших дней миллионы мышей живут в лабораториях по всему миру.

Бактериологи, начиная с Коха, заражают мышей разнообразными болезнями, фармакологи, токсикологи испытывают на мышах новые препараты. Мыши служат незаменимым объектом для опытов в области онкологии, иммунологии, трансплантологии и других областях медицины. Психологи и психофизиологи изучают на мышах механизмы памяти и ориентации, заставляя животных проходить специальные лабиринты. Когда в распоряжении ученых появились технологии генной инженерии, без мышей опять не обошлось. Какие только гены ни внедряли в хромосомы мыши – в том числе и гены, связанные с ожирением, повышенной агрессивностью или алкоголизмом.

С помощью мышей было сделано немало открытий. Вот лишь одно из недавних. В 2007 году Нобелевскую премию по физиологии и медицине получили Марио Капеччи, Мартин Эванс и Оливер Смитис «за их открытие принципов внесения специфических генных модификаций мышей с использованием эмбриональных стволовых клеток». То есть, именно Мартин Эванс в 1981 году впервые выделил из зародыша мыши линии эмбриональных стволовых клеток.

Многим животным, которые помогали в работе ученым, поставлены памятники. Не обойдены вниманием и лабораторные мыши. В России такой памятник установлен возле ветеринарной лаборатории города Задонска Липецкой области.